дай

ВЕДА. (продолжение 2)

2 рукопись старого дневника.
"1 июня 1988 года.
Сегодня утром проснулся в седьмом часу утра. Точнее разбудил сосед по палате, уронивший свою железную эмалированную кружку. Пить ему захотелось. Впрочем, разбудил не только меня, но и всю палату. А это четыре больных человека, не считая самого неуклюжего. Этот источник утреннего шума, с именем Василий (для меня дядя Вася), мужчина лет сорока, лежит в палате дольше всех, с переломом таза. Еще в апреле он неудачно попал под свой собственный автомобиль, который был оставлен без стояночного тормоза и, покатившись, наехал на бедолагу дядю Васю.
Опишу и других соседей по палате. Рядом с дядей Васей лежит старенький дедушка с неизвестно как сломанной ключицей, совсем недавно сюда попал, дня три назад. Напротив от них у противоположной стенки, начиная от окна, лежат: парень Витёк (он сам так представился) с корсетом (или как там его) на шее, семнадцати лет, борец, привезли прямо с соревнований по вольной борьбе; следующий парень двадцати пяти лет, Игорь, товарищ мой по несчастью - тоже отбуцканный нехило так хулиганами; и на последней койке, у двери - я. Игорь вчера еще мне посочувствовал и поругал из солидарности отморозков, которые побили меня. Его же побили с целью грабежа, так как у него не обнаружилось при себе после драки ни часов, ни денег, даже цепочку серебряную, похоже тоже сняли, потому что, как говорит Игорь, он смотрел на асфальте место драки, но так и не нашел её.
Короче, проснулись мы все одновременно, под звук громыхнувшей кружки. Дедуля заворчал, Витёк с Игорем зашевелились сразу, потягиваясь и зевая, только я, лишь вздрогнув, но пытался не выпасть из сна, который как продолжение вчерашнего странного сновидения, также был весьма ярким и с тем же персонажем, женщиной в серебристом комбинезоне. Но... сон ушел, растаяв бесследно, лишь хорошо отпечатавшись в моей памяти. В этот раз я находился в каком-то непонятном здании: завод - не завод, лаборатория - не лаборатория. Везде, во всех комнатах, куда я заглянул, находилось какое-то непонятное оборудование, а длинный, освещенный люминесцентным светом, коридор, в который выходили двери из множества кабинетов (или комнат), был совершенно пуст. Я шел по коридору и как будто ждал, когда кто-нибудь выйдет мне навстречу. Дойдя до последней двери, открыл её, также, как и все встретившиеся по пути. За ней оказалась ярко освещенная комната с большим столом посередине и множеством больших, плоских черных матовых пластин по стенам. Свет лился ровно от самого потолка, как будто этот потолок и был лампой, что вызвало у меня некоторое удивление, так как в коридоре явно просматривались светильники, закрытые то ли оргстеклом, то ли непрозрачным белым стеклом, а здесь - сплошной свет.
В комнате никого не было. Осмотрев помещение, увидел за столом небольшую тумбу, с метр высотой. На ней стояла какая-то посуда: две белых тонких тарелочки с какой-то непонятной едой, частично поеденной, две маленькие ложечки, меньше, чем чайные и две похожих на фарфоровые кружки, вместимостью со стакан. Тут же стоял термос с носиком (нифига себе!) я такой и не видел никогда, а догадался, что термос сам не понял как, просто догадался и догадку мою подтвердила толстая крышка, только вот носик сбивал с толку и наводил на мысль, что это чайник какой-то ультрасовременный.
- Назови код! - я от неожиданности или, наоборот, от ожидания встретить кого-нибудь, аж подпрыгнул!
- Назови свой код! - красивый женский голос исходил от той самой женщины, которую я уже видел в предыдущем сне. В этот раз она была в таком же комбинезоне, как и в прошлый раз, только цвета морской волны.
- В смысле - код? - я не понял её вопроса.
- Ясно... - ответила моя собеседница и подняла руку с непонятной коробочкой, из которой стремительно вылетело две маленьких молнии в мою сторону и... я проснулся от грохота металлической кружки дяди Васи! Пытался поймать сон, но...
После завтрака и сразу после обхода, приезжал следователь, ко мне. Задал кучу вопросов и, недовольный, уехал. И чего так дуться? Ну не знаю я тех уродов. А вот свои догадки, на счет Славочки Мережи я ему сказал, вызвав у следака еще более хмурое выражение лица.
После обеда меня вызвали в рентген кабинет. Выйдя из него, я решил выйти на свежий воздух и пошел спускаться по лестнице. Уже спустившись, чуть не столкнулся с мужчиной в белом халате и со строгим, чисто выбритым лицом, который внимательно посмотрев на меня, задал тут же вопрос:
- Молодой человек, куда это вы направились? - и остановился, сунув руки в карманы халата, не спуская с меня своего строгого взгляда.
- На воздух, э-э, подышать...
- Если не ошибаюсь, ваша фамилия Жигарев и вы из четвертой палаты травматологического отделения? - полуутвердительно продолжил он.
- Ну да... вчера меня привезли после обеда... - я не стал скрывать.
- Вам предписан строго постельный режим, минимум на три дня, а не разгуливать по улицам. Сейчас же вернитесь палату! - и мужчина выжидающе посмотрел мне прямо в глаза.
- Ладно - буркнул я в ответ и мне пришлось подняться на второй этаж и дойти до своей палаты в сопровождении этого дядьки. Он, похоже, здесь какой-то начальник, так как, когда я зашел в палату, то услышал его распоряжающийся голос по отношению к медсестре, которую он отчитал, что не следит за больными... Не вовремя мне он встретился, блин. Теперь еще и медсестра может обидеться.
Пришлось завалиться на тихий час. Сказать что мне стало досадно? Нет, наоборот, я решил, что если сейчас засну, то, может быть, мне опять приснится продолжение сна. Какое-то время поворочался, пытаясь заснуть, подумал об этом дядьке-докторе, о медсестре, о тех уродах, что меня избили и, не понял как, уснул.
- Дима. Дима!.. - кто-то зовет меня и гладит мне неповрежденную правую руку. "Это мама" - подсказывает мне внутренний голос, - "я сплю, но я не маму хотел увидеть" - кто-то меня слегка потормошил за плечо и опять мамин голос - "сынок! проснись". И я проснулся.
Открыл глаза. Рядом, на самом деле, сидит мама и мягко меня будит.
- Просыпайся, Дима. Уже ужин у вас сейчас будет, да и мне уже ехать домой нужно.
- О, как!? Сколько времени я спал? Сейчас сколько время? Ты когда приехала? - кучей посыпались из меня быстрые вопросы.
Оказалось, что мама уже два часа назад приехала, отпросилась с работы пораньше. Приехав в больницу, увидела меня спящим и не сразу решилась разбудить. А просто села рядом и глотала слезы.
- И ты все сидела? Чё сразу-то меня не разбудила, мама? - я сел на кровати, совсем проснувшись.
Блин, столько поспал, а тот сон так и не увидел...
- К тебе следователь сегодня приходил? - спросила мама, сострадательно глядя на меня.
- Ага. Был. Но чего я ему скажу? Я никого даже не знаю. Сказал, что думаю, мол, по наводке Мережи, но следак, чё то нахмурился и ушел невеселый - потихоньку пробурчал я.
- Ах да! - спохватилась мама и полезла в свою сумочку, - тут к тебе женщина какая-то приходила и оставила записку. Я не читала. Она очень просила передать. Только я не поняла, кто она и чего ей от тебя нужно? Она старше тебя лет на пятнадцать, почти моего возраста, немного так помладше на вид.
Мама вопросительно посмотрела на меня, подав мне нашедшийся в сумочке конверт. На нем не было обратного адреса, а лишь стояли через точку четыре напечатанные машинкой буквы: "А.Г.К.Л.", которые мне ровным счетом ничего не говорили. В конверте что-то было.
- Может преподаватель наша по русскому и литературе? - сделал я предположение, ведь она по возрасту как раз подходит, да и никакой другой вариант мне не шел пока в голову, - Как она выглядела? Толстая такая со светлыми волосами и в очках?
- Нет, Дима, она вполне спортивная такая. Волосы обыкновенные, темно-русые. Одета она только как-то непонятно - в серебристом таком комбинезоне...
Я чуть не выронил уже вскрытый конверт на пол!
- В чём-чём она была одета? - я ошеломленно посмотрел на маму и она испуганно выпрямилась.
- Ну, в комбинезоне сером, слегка отблескивающим...
- А глаза у неё какого цвета? - Я НАПРЯГСЯ, у той из сна были глаза синие с ободком, "лучистые" можно сказать.
- Глаза? Синие, вроде... Да - синие! Кто она? - теперь мама глядела вопросительно и с тревогой.
- А на комбинезоне у неё ничё не было? - опять я спросил, вспомнив, что видел какой-то типа лэйбл или эмблему в виде прямоугольника из двух цветов голубого и зеленого с какими-то знаками, но точно не по-русски. И не латинскими буквами. Какие-то палочки и загогулины.
- Да, было. Там знак какой-то зелено-синий не по-русски там что-то написано. Кто эта женщина? Ты её знаешь? - давай пытать меня мать.
- Не знаю. Но уже два раза видел...- и мой взгляд снова упал на уже открытый конверт.
Внутри оказался в четверо сложенный листок. Развернув, я увидел всего лишь две строчки: "Дима, это твой код. Запомни его и бумагу уничтожь. 58х377660Т97х454817М21х022048". Вот это оба-на! Чё за фигня?! У меня закружилась голова. Какой, нахрен, код!? И чЁ эта тетка из сна делает здесь, наяву?!?
Видно, мое лицо красноречиво передало все мои переживания, что мама, уже с ясной тревогой, забеспокоилась, заерзала.
- Ты мне объяснишь, наконец, что это за женщина и что это за записка?
- Не знаю, мама! И тётку эту я видел только дважды. И то - во сне! - выпалил я.
Мама еще попыталась выудить из меня что-то, попросила рассказать про сны. Но я, решив, что тут что-то не так, не стал вслух ничего рассказывать, пообещав, что потом, когда из больницы выпишусь и разберусь - расскажу матери первой всё, что знаю. Ей пришлось согласиться.
Соседи по палате особо не прислушивались к нашему разговору. Да из соседей по палате был только дядя Вася и Витёк, остальные же, дедуля и Игорь, куда-то разбрелись из палаты.
Потом мама уехала. После ужина, сел писать очередную, вторую, эту, запись в дневник. Уже прозвучал отбой от медсестры и выключили свет, включив ночники. Ладно, заканчиваю на сегодня. Ложусь спать и надеюсь, что мне эта тетка опять приснится. Есть к ней вопросы."
продолжение в следующем посте
дай

ВЕДА.

Вместо предисловия.
Эту рукопись мне дал старый отшельник. Никаких авторских прав на нее не оформлялось и никого, кто решит "сделать бабла" никто не потащит в суд за использование чужого творчества - все на вашей совести...
Для читателей просто даю возможность бесплатно получить удовольствие/неудовольствие от полученной информации.
Так как оригиналы хорошо припрятаны, то буду выкладывать лишь по небольшим частям то, что успел разобрать, расшифровать и привести в понятный текст на русском. Сразу скажу наиболее хомячистым читателям, что это не моя рукопись и мое мнение не во всем совпадает с мнением реального автора. Считайте, что это просто - художественная литература, типа. А тем, кто решит проверить, насколько все реально - валяйте, мешать не стану. Скажу лишь одно, как это все происходит, очень трудно объяснить без ученых степеней, поэтому прошу принять - как есть и не более.
Надеюсь что вы меня поняли. Если да, то - поехали...

1 рукопись старого дневника.
"31 мая 1988 года.
Сегодня мне пришлось пережить большую неприятность. В техникуме подрался со Славой Мережей, сыном первого секретаря горкома нашего города. И ладно бы подрался, но и нос ему сломал... Так вышло, не специально. Через два часа меня подкараулили на остановке парни постарше (похоже уже после армии отслужившие) и довольно профессионально отбуцкали меня до потери сознания, сломав мне руку, пару ребер и подарив легкое сотрясение. Хорошо, хоть не убили, твари. В итоге, я попал в больницу, в "травму". Сижу на кровати и пишу, жалея себя. Обидно, блин! Вычислить, наверное, этих сволочей можно, да вряд ли я с ними справлюсь, с этой сворой. Они и один на один, каждый, мне накостыляет - не тот у меня уровень. Блин, надо было, еще пацаном в секцию дзю-до записаться, ведь звал же Вовка, еще когда в 4-м классе учились... Но ладно, это все сантименты о собственной неприятной долюшке.
Я начал этот дневник совсем по другой причине. Когда меня привезли бесчувственного в приемный покой, я очнулся от ватки с нашатырём. Провели процедуру приема и осмотра, наложили гипс, обмотали простыней и положили в палату. Медсестра мне сделала пару уколов и я опять вырубился. И мне приснился сон. Странный сон. Будто я выглядываю из-за той самой остановки и вижу, как меня, уже вырубленного, пинают двое, а третий вытирает носовым платком свою правую кисть от крови (своей или моей - непонятно). И я прихожу в какой-то непонятный трепет, осознавая, что вижу себя со стороны! Захотел крикнуть этим уродам, чтобы прекратили, даже рот открыл и силюсь заорать, но... не получается выдавить даже малейшего звука! Я в отчаянии и гневе пытаюсь еще и еще, но - бесполезно...
И в этот момент меня кто-то трогает за плечо, привлекая к себе внимание. У меня сразу мысль, что этих хулиганов не трое, и четвертый сейчас мне, поворачивающемуся на прикосновение, заедет кулаком в лицо. А я даже сделать ничего не могу, даже элементарно присесть, уклоняясь, и лишь, как в замедленном кино, поворачиваюсь и вижу... тётку! Ну, в смысле, женщину, лет тридцати, которая в каком-то необычном серебристом комбинезоне, не скрывающем её вполне ладной фигуры, стоит и на меня так внимательно и очень строго-строго, даже сурово смотрит, прямо в глаза... И такой красивый женский голос произносит: "Рано еще!" Тут я и проснулся! Голова болит, ребра болят, гипс своей тяжестью создает на животе неприятное ощущение. Но сон был настолько ярок, что мне он показался весьма странным. И решил я все, что происходит со мной с сегодня - записывать. Вечером приезжала мама и привезла мне белье, рыльно-мыльные и большую толстую общую тетрадь на 96 листов (медсестра по моей просьбе звонила маме на работу и заодно передала мое желание об общей тетради). Мама поплакала и уехала домой. Блин, чувствую себя до ужаса виноватым перед ней. Аж ком к горлу подошел. Ну, блин, если получится - уничтожу этих мразей вместе со Славочкой ублюдком! Что же делать? Ладно, лягу спать - утро вечера мудренее..."
продолжение в следующем посте
дай

Революция продолжается. Джонатан Уайт о марксизме в Англии // Крупный план

Пока существует капитализм - Маркс будет всегда актуален.

В любой стране пролетарии испытывают те же ущемления и гнет капиталистов...
Хотелось бы добавить: не зря жажду наживы большинство аполитичных психиатров (даже в капиталистических странах) считают психическим отклонением. В открытую об этом мало говорят, боясь репрессий, лишь клептоманию официально "разрешают", но и ту если освещают на публику, то стараются только нищих клептоманов показать. Хотя все обстоит совсем наоборот. Все 100% капиталисты - психически больные люди и те, кто желает стать капиталистом - также поражены психическим заболеванием "жажда наживы". Делайте выводы.
дай

Плохой сигнал. Дудь, Колыма и мороженщица.

В этом ролике просто разъясняется о том, кто и как вам дудит в уши. И так кругом в антисталинской, антисоветской, русофобской пропаганде от хрущистов-ревизионистов до современных оккупационных коллаборационистов-путинистов-навальнистов.

Если просмотрели до конца ролик, респект вам: вы человек думающий. А вот вывод делайте сами...

Увлекательное шоу про безработных и обнаженный директор на заборе


Пока писала про Финляндию, забралась в свои архивы—батюшки, если бы я опубликовала книгу, то вышел бы целый том... или даже два— и нашла интересную статью, до сих пор актуальную, поскольку совсем недавно произошла оказия, совершенно аналогичная той, что описана в статье, вызвавшая волну резонанса и негодования со стороны публики.


Итак, некий очень упитанный и богатый 16-летний детина, снявшийся до этого в некоем сериале “Очень странные дела”— по этой причине “ему скорее всего, никогда не придется работать с 9 до 51— стал продюсером нового весьма забавного шоу для компании Netflix. Последняя представляет из себя онлайн-кинотеатр по подписке, который в последнее время стал серьезно конкурировать с телевизором.


Collapse )